Preview

Российский неврологический журнал

Расширенный поиск
Доступ открыт Открытый доступ  Доступ закрыт Только для подписчиков
Том 26, № 6 (2021)
Скачать выпуск PDF

ИССЛЕДОВАНИЯ И КЛИНИЧЕСКИЕ НАБЛЮДЕНИЯ 

4-15 262
Аннотация

Резюме. Несмотря на широкую распространенность умеренных когнитивных нарушений (УКН), на сегодняшний день отсутствуют общепризнанные алгоритмы дифференциации синдрома и оценки прогноза дальнейшего когнитивного снижения.

Цель исследования. Выявление биомаркеров неблагоприятного прогноза при различных типах УКН за счет оптимизации нейропсихологического обследования в комплексе с МРТ-морфометрией структур головного мозга.

Материал и методы. Обследовано 45 пациентов (9 мужчин, 36 женщин, средний возраст 72 ± 6,7 года) с УКН согласно модифицированным критериям Петерсена и DSM-5. Всем больным проведены углубленное нейропсихологическое тестирование (УНТ), включавшее шкалу MMSE, тест 10 слов (ТДС), двойной тест (ДТ), корректурную пробу, а также высокопольная магнитно-резонансная томография (МРТ) головного мозга с морфометрией церебральных структур (FreeSurfer, FSL).

Результаты. По MMSE УКН выявлены у 26 (58%) пациентов. В ходе УНТ в зависимости от состояния памяти у 14 участников исследования диагностирован неамнестический (НА) тип УКН, у 15 — амнестический вариант с нарушенным воспроизведением (АВ), у 16 человек — амнестический тип с дефектом первичного запоминания (АЗ). Изменения объема переднего отдела мозолистого тела (ПОМТ) были значимо связаны с показателями непосредственного воспроизведения после 4-го прочтения и отсроченного воспроизведения в общей группе УКН (rho = 0,58; 0,58; p < 0,05) и группе УКН АЗ-типа (rho = 0,6; 0,56; р < 0,05). Тест Краскела–Уоллиса выявил значимые межгрупповые различия в объемах ПОМТ, правого хвостатого ядра, коры левой гемисферы мозжечка, заднего отдела мозолистого тела и левого таламуса. При этом первые три структуры объединены в комплекс информативных признаков для дифференциации типа УКН по результатам дискриминантного анализа с пошаговым включением переменных с достижением 77,3% правильности классификации (Wilks’s Lambda: 0,35962; прибл. F (6,78) = 8,678, p < 0,001). В ходе ROC-анализа установлены пороговые значения объемов ПОМТ ≤ 0,05% и правого хвостатого ядра ≤ 0,23%, ассоциированные с дефектом запоминания у лиц с УКН при 81,25% чувствительности в обоих случаях, 62,1% и 60,7% специфичности (площадь под ROC-кривой 0,787 и 0,767; 95% ДИ 0,639–0,865 и 0,615–0,881; ОШ 7,1 и 6,7 (95% ДИ 1,6–30,6 и 1,6–29) соответственно. При включении в логит-модель обеих церебральных структур достигается в 88,6% правильность классификации, 92,6% чувствительность, 82,4% специфичность метода.

Заключение. Показано, что разделение пациентов с УКН на группы в зависимости от состояния памяти по результатам УНТ, дополненное результатами МРТ-морфометрии церебральных структур, может стать чувствительным и специфичным инструментом для определения категории пациентов с высоким риском БА. Нейропсихологический профиль с дефектом запоминания, атрофические изменения ПОМТ и правого хвостатого ядра предложены в качестве биомаркеров неблагоприятного прогноза. Дальнейшие динамические исследования позволят уточнить информативность предложенных биомаркеров неблагоприятного прогноза, а также детализировать закономерности развития нейродегенеративного процесса.

16-28 284
Аннотация

Цель исследования. Болезнь Альцгеймера является самой распространенной формой деменции. Одним из потенциальных инструментов ранней индикации начинающегося заболевания является анализ почерка. Он может стать предупреждающим сигналом к серьезному врачебному исследованию. Динамика изменений почерка хорошо отражает также прогресс заболевания и эффективность терапии.

Материалы и методы. Авторами разработаны два соответствующих теста. Первый (AD-HS) позволяет оценить почерковые маркеры когнитивного расстройства и болезни Альцгеймера по имеющемуся образцу почерка. Второй (AD-HC) предназначен для оценки динамики при сравнении двух рукописных документов, написанных в разное время.

Результаты. Пилотное исследование включает 16 пациентов, у которых в результате медицинского обследования было установлено заболевание на разных стадиях. Все они предоставили старые образцы своего почерка, датируемые 10–20 годами назад, и новые, специально написанные в рамках эксперимента. Оценка 36 характеристик почерка показала, что оба теста позволяют эффективно идентифицировать болезнь Альцгеймера и ее стадию. Корреляция между анализом почерка и результатом медицинского тестирования составила 0,62.

Заключение. Дальнейшее усовершенствование предложенных тестов и расширение исследовательской базы позволят включать почерковедческие упражнения в поддерживающую терапию, замедляющую развитие заболевания.

29-34 173
Аннотация

При болезни Паркинсона (БП) показаны определенные структурные изменения сетчатки, визуализируемые с помощью оптической когерентной томографии (ОКТ). Среди них основное внимание привлекают атрофические изменения слоя нервных волокон сетчатки (СНВС). При этом диагностическая значимость метода ОКТ при БП до сих пор остается спорной.

Цель исследования: исследовать толщину СНВС при БП с последующим определением значимости метода ОКТ для диагностики заболевания.

Материал и методы. У пациентов с БП (n = 24) и в контрольной группе (n = 20) с помощью ОКТ была исследована толщина СНВС — средняя, в квадрантах и в 10 секторах.

Результаты. У пациентов с БП выявлено истончение СНВС в нижнем квадранте по сравнению с контрольной группой (р = 0,009). Чувствительность и специфичность метода составили соответственно 56% и 82%. Толщина СНВС не была связана со сторонностью паркинсонической симптоматики, длительностью или тяжестью заболевания. В контрольной группе и у пациентов с БП отмечена связь толщины СНВС с возрастом.

Заключение. БП характеризуется атрофическими изменениями сетчатки в виде истончения СНВС в нижнем квадранте, что подтверждает системность нейродегенеративной патологии при данном заболевании, выходящей за пределы черной субстанции и вещества головного мозга. При этом толщина СНВС показала ограниченную диагностическую значимость для выявления случаев данного заболевания.

35-42 254
Аннотация

Острое начало хронической воспалительной демиелинизирующей полиневропатии (ОХВДП) представляет значительные трудности при дифференциальной диагностике с острой воспалительной демиелинизирующей полиневропатией (ОВДП). В статье представлен обзор литературы по дифференциальной диагностике ОХВДП и ОВДП и клинический случай ОХВДП у мужчины 26 лет. Заболевание началось после вакцинации от гриппа и эпизода энтерита, клиническая картина соответствовала критериям синдрома Гийена–Барре. При электромиографическом исследовании (ЭМГ) было обнаружено демиелинизирующее поражение лицевого нерва слева, двигательных и чувствительных волокон срединного и локтевого нерва с двух сторон, преимущественно двигательных волокон большеберцового и малоберцового нервов с двух сторон. Была диагностирована хроническая воспалительная демиелинизирующая полиневропатия. Отсутствие эффекта от плазмафереза явилось причиной смены лечения на пульс-терапию преднизолоном (с последующим переходом на дозу 1 мг/кг per os и дальнейшим снижением до полной отмены в течение 16 нед.). Ответ на преднизолон — быстрое восстановление двигательных функций, которые заметно ухудшились на фоне развития коронавирусной инфекции в период лечения в отделении неврологии. Продолжение терапии преднизолоном позволило восстановить силу в конечностях, кроме легкого прозопопареза слева. При этом сухожильные рефлексы отсутствовали, по данным ЭМГ значительной динамики не наблюдалось. Учитывая эффект глюкокортикостероидов и отсутствие положительной динамики по данным повторной ЭМГ, пациенту был поставлен диагноз ОХВДП.

43-51 284
Аннотация

В статье представлено описание случая сочетанного развития острого поперечного миелита и синдрома Гийена–Барре (СГБ) («перекрестного синдрома») у 42-летнего больного c коронавирусной инфекцией (Coronavirus disease 2019, СOVID-19). У больного на 5-й день течения СOVID-19 возникли сильная боль в шее, а через несколько часов — слабость в стопах, которая затем распространилась на проксимальные отделы ног и на руки. Развились выраженный тетрапарез (до плегии в ногах) с арефлексией, проводниковые нарушения чувствительности с уровня Th4, расстройства функции тазовых органов. Патологические пирамидные знаки отсутствовали. Признаков дыхательных нарушений и системных воспалительных проявлений COVID-19 не было.

Магнитно-резонансная томография спинного мозга выявила патологический очаг шейно-грудной локализации, по характеристикам соответствовавший поперечному продольно распространенному миелиту. Наряду с миелитом, была диагностирована острая моторная аксональная полиневропатия, в пользу которой свидетельствовали сухожильная арефлексия, восходящий тип распространения двигательных расстройств, наличие белково-клеточной диссоциации в цереброспинальной жидкости и данные электронейромиографии. Развитие миелита и СГБ у пациента, вероятно, было вызвано дизиммунными нарушениями, спровоцированными COVID-19. Иные возможные причины поражения спинного мозга и полиневропатии были исключены. Терапия включала внутривенное введение иммуноглобулина и также, с учетом наличия миелита, глюкокортикостероидов.

Через 4 мес. двигательные функции у пациента восстановились незначительно.

52-62 222
Аннотация

Современный комплексный подход к лечению ишемического инсульта (ИИ) помимо фармакотерапии предусматривает воздействие физическими факторами. Среди них инъекционная карбокситерапия (ИКБТ).

Цель исследования: оценить эффективность и безопасность использования ИКБТ в комплексе со стандартной программой лечения у пациентов с острым ИИ.

Материал и методы: в основную группу (ОГ) были включены 39 пациентов с острым ИИ, в группу сравнения (ГС) — 31 пациент. Больным ОГ навторые сутки госпитализации на фоне стандартной терапии проводили ИКБТ, а ГС — процедуры, имитирующие ИКБТ. Оценивали клинические, лабораторные и инструментальные данные, исходы ИИ, осложнения, сроки.

Результаты. Не выявлено статистически значимых различий физиологических показателей (ЧСС, ЧД, АД, SpO2) между ОГ и ГС в процессе и после курса лечения. Положительную динамику неврологического статуса наблюдали и обеих группах в виде уменьшения балла NIHSS — в ОГ с 6 до 4 (p = 0,047), в ГС также c 6 до 4 (p = 0,25). У пациентов с ОГ реже развивались трофические нарушения в сравнении с ГрС — 1 (2,6%) против 6 (19,4%), р = 0,039. Карбокситерапия не влияла на длительность госпитализации пациентов, на продолжительность лечения в отделении реанимации и интенсивной терапии и проведение реанимационных пособий, а также не способствовала снижению летальности. Изменения показателей кислотно-основного состояния крови носили компенсаторный характер и не приводили к сдвигам рН крови. Уменьшение рН с 7,5 до 7,4 через 30–90 мин после процедур являлось физиологической реакцией организма на введение СО2 и не сопровождалось негативными последствиями.

Заключение: ИКБТ является безопасным методом, не влияет на длительность пребывания больных в стационаре и смертность, способствует снижению вероятности развития осложнений.

63-67 248
Аннотация

Приведено наблюдение интраневральной кисты малоберцового нерва у мальчика 16 лет после ушиба мягких тканей коленного сустава. Хирургическое лечение интраневральной кисты малоберцового нерва у мальчика проведено через 9 мес. после появления клиники невропатии малоберцового нерва. Через 1 мес. после операции сила перонеальных мышц у мальчика увеличилась с 2 до 4 баллов по шкале MRC, также положительная динамика после операции отмечалась по данным электронейромиографии и ультразвукового исследования. У детей чаще всего наблюдаются интраневральные кисты малоберцового нерва в области коленного сустава (90% случаев среди всех локализаций интраневральных кист). Для дифференциальной диагностики с компрессионно-ишемической невропатией и кисты нерва клинические и нейрофизиологические данные следует дополнять УЗИ- и/или МРТ-обследованием. Ранняя диагностика и хирургическое лечение играют решающую роль в полном восстановлении двигательных и сенсорных функций.



ISSN 2658-7947 (Print)
ISSN 2686-7192 (Online)